?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Feb. 19th, 2018

gatto al mare

Ponte

Сегодня на море из четырех подручных стихий (льда, воды, камня и дерева) соткалась иллюстрация к сну Татьяны:
Кипучий, темный и седой
Поток, не скованный зимой;
Две жердочки, склеены льдиной,
Дрожащий, гибельный мосток,
Положены через поток;
И пред шумящею пучиной,
Недоумения полна,
Остановилася она.


Feb. 18th, 2018

gatto al mare

Sto leggendo

....а свое упование будут охранять в недоступных тайниках личности... (в недоступных итальянских, ледяных, велосипедных и роликовых тайниках личности - в моём случае)...
Словно камешки, с легким стуком сталкиваются между собой две, почти случайные цитаты, одна за другой попавшиеся сегодня на глаза в ноосфере:
Неизвестный автор:
"....за четыре года, с тех пор как прокуратура получила соответствующие полномочия, по ее требованию было заблокировано более 3 тыс. интернет-страниц, а с более чем 70 тыс. сайтов были удалены прямые призывы к экстремистской деятельности. "Нужно продолжать такую системную работу по противодействию распространению радикальной идеологии, которая представляет серьезную угрозу для нашего общества и страны".

Михаил Михайлович Пришвин:
Дневники
"Февраль 1930. Самых хороших людей недосчитываешься: честнейший человек в уезде, всеми уважаемый, описанный мною в «Журавлиной родине» Алексей Никитич Ремизов сидит в тюрьме. Академик Платонов, которого я слушал когда-то... И какая мразь идет на смену. Так создается новое время, и новые хорошие люди не будут как мы вверять себя: они будут знать, что вокруг них мразь, а свое упование будут охранять в недоступных тайниках личности... Так сформируются сложные (европейские) люди, а наша Россия была очень проста".


Feb. 14th, 2018

gatto al mare

Ecco un cane corre...

Вон бежит собака...
Да нет, это я по ночам, прежде чем улечься спать, включаю негромко "Старое радио" (уникальный проект Юрия Ивановича Метелкина), и в третьем часу ночи, когда все спят, слушаю как "в сложно пахнущем автобусе было темно, все спали, только внизу,в проходе, горел над полом синий свет, а еще ниже, под полом, струилось намасленное шоссе и бешено вращались колеса". У нас тоже, наверное, "сложно пахнет", как в междугородном автобусе, и спать вместе с шестью зверями неудобно, как в дороге. Но не один только чудный, полузабытый рассказ Юрия Казакова, или беспокойные звери не дают мне покоя. Я наконец-то решилась отнести к доброму, внимательному (и очень дорогому) доктору дворовую кошку - мать четверых котят, взятых в дом полтора года назад, выросших и прижившихся у меня, и стерилизовать ее. И вот вторую ночь подряд я толком не сплю, вставая, чтобы утешить бедную перебинтованную кошку, которой больно и неудобно в тесном бандаже, страшно и непонятно в чужой квартире рядом с ее выросшими неузнаваемыми сыновьями. Все вместе мы слушаем рассказ про механика Крымова, а когда он "быстро распаковал рюкзак, достал кофе, котелок, сахар, зачерпнул воды, набрал сухого плавника и тут же на песке развел небольшой костерчик", я тоже иду на кухню и развожу на плите крошечный синий костерок, чтобы сварить кофе.
Когда-то давно, лет пять назад, когда у нас во дворе появилась молодая черная кошечка, я назвала ее Шелковым шнурочком, настолько она была тогда тонкая, извилистая, так любила обвиваться вокруг ног. Сдуру я взяла на себя ответственность не только за ее детей, но и за нее самое. Вот дура.
"-- Вон бежит собака! -- повторял он, как заклинание.-- Вон бежит...
Попью кофе, а потом кину!"
Вот напьюсь кофе, а там и рассвет, ледяное море, вчерашний подтаивающий снег. Потом понесу кошку к ветеринару, чтобы ей обработали шов, сделали уколы, заплачу денежку... Только бы она, бедняга, поправилась.

Read more...Collapse )

Feb. 11th, 2018

gatto al mare

Febbraio

Угревшись на диване под пледом (после отчаянной роликовой покатушки наперегонки с порывистым восточным ветром) и наблюдая, как напротив меня, на оконном стекле дергаются, на мгновение показываясь из тьмы, отражения отражений и тени теней ветвей ясеня, сквозь которые слабо подмигивает гирлянда огоньков на той стороне залива, вдруг поняла, что меня уже совершенно не радует и не греет уютная мысль о том, что дома тепло, на ужин сварен крепкий кофе и картофелина в мундире, в то время как на улице.... Напротив, почувствовала, что душой я не здесь, а там, под аварийным сводом заламывающих ветви-руки деревьев, под порывами злого восточного ветра, в темных переулках, из которых навстречу ко мне выбегают стайки обреченных на смерть в честь ЧМ 2018 бродячих, сплошь знакомых собак, я глажу их теплые обреченные головы, стараюсь навсегда запомнить глаза и выражение каждой морды.... Всё это представляется настолько ярко, что я живо вскакиваю с дивана, зову собачку и мы выходим с ней из дома навстречу сырой февральской тьме, отчаянному ветру, отчаявшимся деревьям и приговоренным к смерти знакомым бродячим собачкам, на шеях некоторых из них всё еще затянуты добротные ошейники, последнее напоминание об утраченном хозяине и теплом доме... мы с ними одной крови...


Feb. 8th, 2018

gatto al mare

Diario

Два томика "Дневников" Любови Васильевны Шапориной, оброненные в условленном месте добрыми пиратами, я уже подобрала (как когда-то, по словам современников, М.И.Ц. подобрала в Париже с земли луковицу - не побрезговала; вообще, нищая Марина Ивановна мне всегда, всю жизнь была в помощь в веселом переживании и бравировании собственной запредельной бедностью). Шапорина писала для меня, для таких как я :
"Советская Россия здесь описывается как новая нестрана: место, далекое от ладной и ясной заграницы в той же мере, как от собственного прошлого, дикое поле, живущее вне смысла и закона. Все, что остается,— ждать спасения, которое может прийти только извне, как корабль за Робинзоном. Подневной хроникой ожидания (добыча пищи, чтение, молитва, забота о ближнем, встречи с туземцами-людоедами) Шапорина была занята долгие годы".
Я тоже всю жизнь жду "спасения" с этого дикого поля, жду корабля, который однажды причалит к набережной и заберет меня с собой навсегда (вместе с котами, собачкой, книгами и велосипедами). Все мои упорные тренировки, поддержание спортивной формы, наращивание выносливости, ловкости, силы - только для того, чтобы суметь запрыгнуть на палубу этого корабля-призрака, и итальянский язык для того же - чтобы свободно заговорить на нем в "ладной и ясной загранице".

https://www.kommersant.ru/doc/1767473


Feb. 6th, 2018

gatto al mare

Il tempo se ne va

Сегодня укатывала безвременье до компактного состояния времени, заталкивала его в ячейки минут, километров, поворотов, кругов, несложных пируэтов. Затем, умаявшись, присела отдохнуть на обочине бытия. Зато время вот оно, запустилось и принялось отсчитывать мгновения весны света.

А умничка GOOGLE не поленился и склеил-таки панораму из моих сегодняшних роликовых кружений.

Read more...Collapse )

Feb. 3rd, 2018

gatto al mare

Nebbia

....и напустили туману погуще, чтобы он довершил подрывную активность оттепели (из донесения юного февраля в центр "Э" Небесной канцелярии)...

Read more...Collapse )

Jan. 27th, 2018

gatto al mare

l'iTALIA DENTRO

Нет, нет, да и не выдержишь, дрогнешь, процитируешь малодушно чужие горькие строки :

"Все, кого и не звали, в Италии,-
Шлют с дороги прощальный привет.
Я осталась в моем зазеркалии,
Где ни Рима, ни Падуи нет.

Под святыми и грешными фресками
Не пройду я знакомым путем
И не буду с леонардесками
Переглядываться тайком".

Так нет же, (Италия там - где я), буду, мгновенно перенесясь от прото-танка Леонардо да Винчи к итальянскому броневику Ansaldo-Lancia 1ZM времен Великой войны, продолжать переводить, одну хулиганскую строчку за другой:
"Усилие мотора на подъемах вруу труу вруу труу. Затем растянутый выдох на спуске враааа сваааа ерр тлинг тлаанг.
Пылища. Запах смерти в Кампьелло. Траншеи, переполненные трупами после первого австрийского наступления. Здесь мы ожесточено защищались.
В километре от госпитального здания нас обгоняет военный автомобиль, мчащийся на полной скорости, может быть, с той же целью. Его сирена старается имитировать рев влюбленного осла.
иии ооо иии ооооо"....

Read more...Collapse )

Jan. 25th, 2018

gatto al mare

La mostra

Над застывшим в морозном недоумении морем, прямо позади памятника Петру I на целый квартал растянулся корпус "Е" бывшего моего института. А в том самом корпусе, в аудитории 306, носящей название Арт-ПИТЕР, сегодня открылась выставка живописи Юрия Владимировича Рыжова jorge.ryzhov "Три дня из жизни эльфа", где под каждой картиной, подобно запретной эльфической прокламации, трепетал бледно-розовый, белый или желтоватый листок со стихотворением, сюжетно, идейно или вовсе не связанным с изображением. И я там была (шампанское пила), попав, как с корабля на бал, в светлый, гостеприимный зал после более чем двух месяцев корпения над казавшимся бесконечным переводом, чтобы вникнуть в перипетии эльфической жизни. Трудно быть эльфом.

На некоторых из трепетных эльфийских листовок под картинами были напечатаны стихи М. Щербакова, в зале негромко звучали его песни. Я в особенности люблю его "Тирренское море" (Боги мои, боги, суждено ли мне еще хоть раз увидеть возлюбленную Италию, или нет?!) 

https://www.youtube.com/watch?v=0xLxUs3wz10


Read more...Collapse )

Jan. 24th, 2018

gatto al mare

Sto traducendo

В марте 2014 г. я почти бездумно поснимала Караваджо в одной из римских церквей, случайно, варварски, походя, стоя в густой толпе, в перерыве между переводами с итальянского языка на психологическом семинаре в римском Центре психосинтеза Роберто Ассаджоли. А теперь вот я перевожу любопытную главку в книге об этой самой картине, которую я сфотографировала тогда в сутолоке и суматохе, и об избирательном сродстве Караваджо с Леонардо да Винчи:
"Однако, не только освещение и андрогинность леонардовских фигур привлекали Караваджо: он также любил спонтанные движения его воинов и святых, их удивительную человечность и хрупкость, сильные чувства, воодушевлявшие их. Это было истинным новшеством, которое ни один из художников той эпохи не смог понять и воспроизвести с таким же драматизмом. Энергия схватки между флорентийскими и миланскими всадниками в Битве при Ангиари приходит на память при взгляде на его Мученичество святого Матфея в римской церкви Сан Луиджи Франчези. Лицо святого мученика идентично лицу Франческо Пиччинино, миланца, с силой размахивающего в воздухе кривой турецкой саблей, в отчаянной попытке отстоять свое знамя"".

Read more...Collapse )

Previous 10