gatto al mare

L'alcova d'acciaio

https://deskgram.co/p/2138775665074804042_16819182011?fbclid=IwAR392Pdo63qnYFXoH0mdbLy_HkkLz8IiYTD2skRKQ8wH7eSgVqtnpwZ1JKg

О, неведомый читатель, скрывающийся под ником hems_sweater (свитер хэма), сколь приятно было смиренному переводчику прочесть Ваш отзыв о романе Ф.Т. Маринетти "Стальной альков", и цитату Вы выбрали не слабую: "Сам текст - это поле боя. То тут, то там взрываются гиперболы, вас осыпают шрапнелью прилагательных, где бы вы не окопались, даже в сценах затишья, пирушки, перехода войск, Маринетти подкинет вам осколочный оксюморон.
Чтобы выдержать такой натиск, надо отнестись к автору слегка иронично. Правда, я не всегда смог сдерживаться - над следующей фразой я орнул до стука соседки по батарее: ⠀
"Это не было тяжкой повинностью, возложенной на мою подружку, напротив, я выдал ей патент на бессрочное пользование побережьем великого моря сладострастия, после того, как галантно обучил её колеблющийся дух свободному плаванию в его глубинах." Не знаю, что у него там происходило, но я бы не дал читать это детям."

gatto al mare

Oggi a Mosca

Полностью согласна с Екатериной Михайловной Шульман*, по возможности, хочется объять всё: возделывать свой тихий переводческий палисадник (чтобы не одичать) и в то же время не забывать, что все мы под богом ходим и кому-то в этот момент очень лихо приходится.
*Расписание на завтра такое: с утра в Кунцевский районный суд на Приговор Егору Жукову. Я теперь никакую институцию не представляю, и мой приход куда бы то ни было не означает ничего, кроме моего прихода куда бы то ни было - но и не менее того. А потом в Гостиный двор на Ярмарку интеллектуальной литературы non/fiction, на презентацию книги Michael Schulmann о Набокове. Так и живем. А потом добрые люди придут к тебе на презентацию, или на приговор, или сначала на одно, потом на другое, в любом порядке, как уж выйдет. Причем все элементы расписания необходимы: сказать "отстаньте от меня со своими судами, у меня культурное мероприятие" нельзя - стыдно. Сказать "уберите ваши книжечки, у нас тут людей сажают" нельзя - одичаешь. Так что будем делать, что должно, и будь, что будет. Владимир Владимирович бы одобрил. Он хоть и кривился насчет "всех восторгов гражданственности", но про свободу и тиранов понимал поболе всех своих современников, вместе взятых - особенно тех, кто по художественной дури увлекался "мощью" и испытывал, как в известных стихах, нежное бульканье под ложечкой. Увидимся, вопщем.
https://www.facebook.com/Ekaterina.Schulmann/posts/10221153281572608?__xts__[0]=68.ARBACrgdTI7CiUNLiDwtQUzz5gJlYuAvtkWiXyuxTHx1lk-jetTuIRqAV1KwvR1ighTFC5QwLcqwD68o-vpQjFmru8SEGQ3ieD1nBkpgccevbpmcDwEIDe08-ohphCyPaBbUTJiBhxF_oqGTr4wD_6-3x0YsToA1Xq2OW7ca6Gf9Na45-s32fbCd5Pnmd3WrBrOhE3eeKleVr_lFKg&__tn__=-R

Collapse )
gatto al mare

Credo

Ну что. Все трепетные московские филологические цветочечки от меня отписались сами. Но осталась еще пара непуганых таганрогских идиоток, пусть и они отпишутся сами. Совершенно согласна с Михаилом Наумовичем Эпштейном - замечательно зрелая речь для 21-летнего молодого человека. пусть будет и у меня. Безумно жаль мне Егора Жукова, этого блестящего кавалергарда, так жаль отдавать его на съедение жуткой путлеровской системе. Да что же такое творится в этой поганой консерватории...

Informazioni su questo sito webSNOB.RUПоследнее слово Егора Жукова, которого хотят приговорить к реальному сроку за экстремизм4 декабря в Кунцевском районном суде рассматривали дело 21-летнего студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова, обвиненного в экстремизме из-за нескольких ви....

gatto al mare

Il primo ghiaccio

Сегодня утром на набережной появился первый ледок, сразу же придавший купанию статус крошечного ежедневного мюнхгаузенского подвига. Всё как доктор Фридрих Ницше прописал: "Когда человек хочет стать героем, то сначала змея должна стать драконом, иначе у него не будет надлежащего врага" ("Человеческое, слишком человеческое", афоризм 498). 😉

Collapse )
gatto al mare

Un paesaggio dopo la battaglia

Набережная через несколько дней после пыльной бури живо напоминает пейзаж после битвы: вот так, подобно итальянским arditi времен Великой войны, наползали песчаные щупальца, цепляясь за берег и захватывая одну пядь земли за другой, вот так противостояли им деревья на переднем крае обороны, вот так они поделили между собой прибрежную полосу.

Collapse )
gatto al mare

Acqua alta finalmente

Всего несколько дней не дожил Владимир Петрович Рыжов до влажного от слез прилива, нетерпеливо подгоняемого порывами западного ветра. Вчера днем ржавая телега жизни всего на час притормозила возле морга 5-ой горбольницы, где мы прощались со своим учителем, коллегой, другом, затем, трансформировавшись в милосердный теплый автобус, тронулась на Николаевское кладбище, где опять встала, как вкопанная, перед размытыми дождем, скользкими от неубранных гниющих листьев дорожками, по которым мы побрели пешком между нищими памятниками советских времен с такими небольшими промежутками между датами рождения и смерти на каждом из них, потом покатила обратно в город, где в благословенном институтском ресторане "555" собрались родные, коллеги, ученики и друзья, чтобы помянуть, вспомнить, еще хоть ненадолго попытаться удержать возле себя дорогого Владимира Петровича... А сегодня утром грянул прилив. Западный ветер злобно пнул прогнившую телегу жизни, и та, скрипя, покатилась дальше, набирая скорость, чертыхаясь, жестокая, прекрасная, стольких уже переехавшая и стольких везущая на себе... Ледяная вода прилива с готовностью приняла меня в свои обжигающие объятия, западный ветер похлопал по голому плечу - не горюй, иди домой, садись заканчивать перевод, редактор, бедный, заждался. Живи. Живу...

Collapse )
gatto al mare

Addio!

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
До свидания, дорогой Владимир Петрович Рыжов, мой замечательный друг, ученый, таганрогский Леонардо да Винчи, отец чудесных детей, среди которых гениальная Галина Владимировна Иванченко, философ, психолог, социолог, поэт, чей электронный архив Вы великодушно предоставили в моё распоряжение, и я постаралась оправдать Ваше доверие. Милый мой, Вы у меня в сердце. В моей благодарной памяти останутся 30 лет прекрасной, несравненной дружбы, совместных концертов, выступлений, симпозиумов.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

Collapse )